Дюнкерк

Дюнкерк

2D
16+

триллер / драма / боевик / военный / история

США / Великобритания / Франция / Нидерланды

Премьера (Россия):

20 июля 2017

Режиссеры:

Кристофер Нолан

Продолжительность:

106 мин.

Премьера (мир):

13 июля 2017

Сценаристы:

Операторы:

Хойте Ван Хойтема

Композиторы:

Ханс Циммер

Фильм расскажет историю чудесного спасения более трехсот тысяч солдат в ходе Дюнкеркской операции, имевшей место в начале Второй мировой войны. События начинаются с окружения сотен тысяч британских и союзных войск силами противника. Пойманные в ловушку на пляже, и находясь спиной к морю, они сталкиваются лицом к лицу с неразрешимой ситуацией, тем временем как тиски противника сжимаются все сильнее и сильнее.

Отзывы


08 августа 2017
Отступить, но не сдаться.

Есть на этой крохотной планете земли, пропитанные кровью. На этих землях растут деревья, бегают дети. На этих землях стоят самые крепкие дома. Ибо всё, что связано с кровью павших — священно, пропитан...

Развернуть

Есть на этой крохотной планете земли, пропитанные кровью. На этих землях растут деревья, бегают дети. На этих землях стоят самые крепкие дома. Ибо всё, что связано с кровью павших — священно, пропитано духом героизма, отчаянной борьбы за выживание. Потому что на войне просто выжить — уже подвиг.

Кристофер Нолан один из самых значимых режиссеров современности, и лично для меня один из самых любимых. Его «Интерстеллар» перевернул моё сознание, его «Тёмный рыцарь» заставил меня полюбить Бэтмена. Его «Начало» раздвинуло границы человеческой фантазии. Теперь он взялся за тему, затрагивать которую нужно очень осторожно — ещё живы последние свидетели войны. Покрытые сетью глубоких морщин, неся на своём уже дряхлом теле груз прожитого они, тем не менее, остаются теми последними судьями, которые имеют полное и безоговорочное право ткнуть нас лицом в истину и сказать: «Смотрите, как было на самом деле! Смотрите и делайте всё возможное и невозможное, чтобы избежать повторения»

А было на самом деле страшно. Страшно не до крика, а до немоты, когда сковывает горло, когда ком, стоящий где-то посреди пищевода, поднимается выше и выходит воем отчаяния, мольбы, надежды…

В «Дюнкерке», пронзительно снятом с точки зрения операторской работы, показана небольшая часть операции по эвакуации британцев с французского берега. История показана с трех основных точек: воздух (борьба английских лётчиков против налётчиков Люфтваффе; море (пожилой владелец небольшого гражданского судна, бросившийся на призыв о помощи плывущий к берегу Дюнкерка для спасения солдат); земля (группа тех самых солдат, всем способами пытающихся попасть домой, переплыть и выжить).

Отступать — дело не геройское. О таком не принято говорить. Таких не принято хвалить и выставлять напоказ. Тем, кто отступал в СССР бабы в сёлах плевали в спины и называли трусами. Это было их женское право — впереди их ждали дни, недели, месяцы и годы оккупации, насилия, жестокости немецкого режима. Это было их женское право выть и ненавидеть тех, кто должен вставать стеной, кто должен умирать, но не оставлять города и сёла.

Но были приказы, отдавались распоряжения. Тем, кто понимал в военном деле гораздо больше женщин, оставалось признать, что жертвуя селом или городом, жертвуя тысячами и сотнями тысяч, в этой чудовищной адской войне можно было спасти миллионы остальных. А потом с помощью них восстановить города, подлатать раны, и навеки, на подкорку памяти, в генетический код будущих поколений вписать эту безоговорочную преданность тем героям, которые уходили и которые оставались. На разворочённых землях, пропитанных кровью, вырастить сады, и молиться о том, чтобы не узнала эта земля больше боли, чтобы не умножалась кровь в её венах.

Дюнкерская операция по спасению Британского экспедиционного корпуса во Франции в конце мая-начале июня 1940 года — это история двуликая, на которую можно взглянуть также, как на историю отступления советских войск: с одной стороны несколько сотен тысяч крепких молодых солдат организованно «бегут» из Франции, чтобы спасти свои жизни, бросая технику, бросая союзные войска французов. И им также шипят в спину на французском, как шипели и наши женщины: «Трусы». Но с другой стороны это сотни тысяч крепких и молодых солдат, загнанных в угол под напором «немецкой смертоносной армии, равной которой на тот момент не было, и это факт, который отрицать нельзя. Союзнические войска несли потерю за потерей и решение Черчилля об эвакуации людей из Дюнкерка — это сильный поступок, который несомненно, как и любой другой сильный поступок, вызвал как массу осуждения, так и поддержки. Черчилль рассудил, как истинно любящий свою страну, человек — он не захотел хоронить эти три сотни тысяч солдат на берегу Франции, он привёз их домой, чтобы они охраняли Великобританию. Впоследствии, за всё время Второй мировой войны Великобритания потеряет почти 300 000 человек — почти столько же, сколько спасли из Дюнкерка. Нам, внукам и правнукам той страны, что потеряла почти 20 миллионов это кажется каплей. Но приглядитесь — за каждой смертью была жизнь. Жизнь наполненная счастьем, жизнь, подаренная матерями в муках. За каждым павшим было прошлое. Почти 300 000 историй, семей, рассказов, фотографий…

Мало ли это?

Я не берусь судить.

Нолан снял фильм о спасении души в самые страшные времена. Когда кажется, что всё закончилось, когда чувствуешь, что готов переступить через себя и свою совесть и лишь в последний момент перед свершением какого-то необратимого поступка задаёшь себе вопрос: «А как с этим жить?» — именно в этот момент война действительно испытывает тебя на прочность. Ибо тело способно себя восстановить — раны затянутся, рубцы станут тоньше, а вот душа, получившая ранение, кровоточит всю жизнь.

Не готовьтесь увидеть кино о войне. Вам предстоит узреть саму войну. Лишь крохотную её часть. Прочувствовать взрывы снарядов, ощутить, как лёгкие наполняются водой, как тесно в кабине самолётов, как взрываются и уходят под воду судна, как проходят пули сквозь тело. Как сыро, грязно, душно. Как страшно, мерзко, противоестественно. Посмотрите, как война выходит с полотна и проникает к вам в сердце, как становится больно и трудно дышать.

Почувствуйте всё это, а вернувшись домой вспомните, что на нашей прекрасной планете есть земли, пропитанные кровью. На этих землях стоят города. Там пролегают узкие улицы, стоят красивые бары и рестораны. На этих улицах есть дома, и в домах живут семьи. Они спят и видят красочные сны. Вы не знаете этих людей — они говорят на разных языках, но вы знаете, что они есть. А ещё, быть может, на этих землях живёте вы. И это лишний раз доказывает, что война, о которой мы знаем только из книг и кино — не место для наших споров. Нам остаётся лишь благодарить — и тех, кто погибал, сражаясь до последнего на чужой земле; и тех, кто спасался, чтобы воевать за свою; и тех, кто оставался, чтобы ждать возвращения.

10 из 10

P.S. Музыка Ханса — отдельный вид пронзительного искусства.

Свернуть
06 августа 2017
Поражение, сравнимое с победой.

Уходящее лето не очень-то порадовало нас своими достойными мировыми премьерами, может быть поэтому возлагал на «Дюнкерк» определённые ожидания. Фильм оказался не столько зрелищный своим экшеном, сколь...

Развернуть

Уходящее лето не очень-то порадовало нас своими достойными мировыми премьерами, может быть поэтому возлагал на «Дюнкерк» определённые ожидания. Фильм оказался не столько зрелищный своим экшеном, сколько самой психологической атмосферой. Кристоферу Нолану удалось хорошо передать состояние подавленности и безысходности среди союзных войск, которое царило весной-летом 1940 года. Неудивительно, что Дюнкерская операция по спасению трёх сотен тысяч зажатых на пляже солдат (вместо планируемых 45) было воспринято как своего рода победа — чуть ли не единственная за всё время.

В фильме отсутствуют масштабные батальные сцены, а те что есть — сводятся к мелким локальным столкновением нескольких солдат с невидимым противником — фашистские пехотинцы появляются в кадре лишь единожды, перед самыми титрами. Скошенные один за другим, британские солдаты прощаются с жизнью, но тех, кто стрелял — мы не увидим. Впечатлят многочисленные сцены затопления британских военных судов, которые пытаются эвакуировать «беженцев». Их так много, что адмирал заявляет: «Ещё один затонувший, и пролив Ла-Манш будет для нас перекрыт».

Кристофер Нолан сделал ставку на психологический эффект от просмотра, и в этом он не прогадал. Создаётся впечатление, будто смотришь на происходящее глазами самих солдат, будь то простых пехотинцев, моряков или пилота истребителя. Поэтому выделить в картине главных героев практически невозможно. Камера попеременно обращает нас к судьбе то одних, то других, то третьих — и вновь к первым. Хорошо передано противостояние среди самих союзников: борьба за спасительное место на корабле или в шлюпке между французами и британцами, моряками или пехотинцами… Порой доходящая до простых звериных инстинктов. Вот уж где права известная латинская поговорка: «Человек человеку — волк». Но и среди этих волков есть место доблести и отваге, порой граничащей с безрассудством. Поэтому с этой стороны режиссёр достоин уважения.

Впрочем, не лишён фильм и недостатков, среди которых, как ни странно, можно отметить тоже чрезмерное увлечение психологичностью. В борьбе за раскрытием человеческих инстинктов, сопряжённых с борьбой за выживание любыми способами, зритель быстро устаёт от той самой «повседневности» в кадре, связанной более с суровыми армейскими буднями, нежели перестрелками, геройством и т. п. Те, кто ждал от «Дюнкерка» что-то вроде «Перл-Харбора» или «Спасти рядового Райана» (почему-то именно их внесли в список похожих фильмов) — ждёт суровое разочарование. Те немногие из батальных сцен, присутствующие в кадре, и связанные с происходящим в воздухе — более напоминает кадры пошлых американских боевиков 80-ых, где бравый солдат косит тупых противников пачками, а те никак не могут попасть в цель. Чего только стоит командир эскадрильи, в одиночку (!) уничтоживший три немецких бомбардировщика и полдесятка истребителей. Причём последнего немецкого аса он подбил, планируя на выключенном двигателе (ибо топливо закончилось). Видимо «Спитфаер» имел бесконечный боекомплект, а пилоту «Мессера» просто надоело его бренное существование. Извините, но это уже, как говориться, ни в какие ворота! И это ещё один из огромных минусов Нолана. Непонятно зачем нужно было «гадить» «Дюнкерк» подобными эпизодами — которых в фильме хватает? Рискну предположить, что это был один из «обязательных штампов», которые были должны добавить фильму зрелищности и динамизма, иначе бы в кинотеатр не пошли? Так или иначе, но для меня это испортило впечатление от фильма. Как и та сцена ближе к концу с решением адмирала или чрезмерный пафос в концовке.

Многие по достоинству оценили зрелищность фильма, создающаяся при просмотре в IMAX. Вполне резонно заявляя, что на простом экране «Дюнкерк» и близко не достигнет подобных результатов. Однако для меня это всего лишь побочное дополнение, которое никогда не было действительно значимой для оценки фильма. Если при создании любой картины исходить из этого как своего рода самоцели — то никогда дальше прокатного сезона в кинотеатрах фильм не пойдёт.

6 из 10

Свернуть
06 августа 2017
Двойственность = гениальность

С одной стороны, одна из самых позорных страниц в истории Второй Мировой Войны, с другой — одна из самых героических. С одной стороны, один из самых простых и прямолинейных фильмов о войне в истории к...

Развернуть

С одной стороны, одна из самых позорных страниц в истории Второй Мировой Войны, с другой — одна из самых героических. С одной стороны, один из самых простых и прямолинейных фильмов о войне в истории кинематографа, с другой — один из самых гениальных. Кристофер Нолан грезил снять фильм об эвакуации британских солдат из Дюнкерка еще задолго до трилогии о Темном Рыцаре (2005—2012) «Начала» (2010) и «Интерстеллара» (2014), но кредит доверия от Голливуда британский постановщик получил только сейчас. Военная драма «Дюнкерк» (2017), по праву, может считаться как одним из худших фильмов режиссера, так и одним из лучших. Давайте разбираться, почему.

Что есть фокус? Вызывающий мощнейшее напряжение, но абсолютно никак не влияющий на судьбы оказавшихся на представлении людей, перфоманс, который, по сути своей, прост и пуст. Что есть война? Вызывающее мощнейшее напряжение и, самым жестоким образом, влияющее на судьбы людей, оказавшихся, ввязанных в него, событие, которое, по сути своей, тоже просто и пусто. Ровно так же, просты и пусты два, возможно, лучших фильмов Нолана — «Престиж» (2006) и «Дюнкерк» (2017). Сходство между ними ровно в том, в чем сходство между фокусом и войной, как таковыми — две стороны одной медали, итог которых — пустота. Фокус направлен на порабощение людей, посредством ряда ухищрений «кукловода». Война представляет собой то же самое. И в том, и в другом случае, заложниками становятся простые люди, не утерявшие веру. Во что? Зависит от ситуации. Как «Престиж» (2006), являясь, по сути, водой (о чем, неоднократно, визуально напоминает зрителю Нолан), мастерски, обманывает зрителя, подобно, профессиональному фокуснику, оставляя ему к финальным титрам лишь пустоту, так и «Дюнкерк» (2017), являясь, по сути, все той же водой (о чем говорят ее, многочисленные, великолепные IMAX-съемки под руководством оператора Хойте Ван Хойтемы («Интерстеллар»)), прост и прямолинеен, как сама война, в конце которой остается, все та же, пустота. Сходство этих двух разных, но таких родственных, фильмов подчеркивает и сам режиссер, разбрасывая по блеклому пляжу Дюнкерка бесчисленное множество пустых черных касок, сбежавших со страшной войны, британских солдат, подобно множеству копий цилиндра Энжиера рядом с домом Теслы.

Для Нолана снять, одноразовое, пусть и наполненное саспенсом, кино — редкость (обычно, его фильмы вызывают желание пересматривать их бесчисленное количество раз), но именно такие фильмы, как величайшие фокусы или величайшие войны, творят историю. Новаторски обезличенная мастером и, практически, безмолвная, война, излюбленная им, тема пространства и времени, выраженная теперь и через «тикающую» музыку его бессменного композитора Ханса Циммера и, актуальный, гуманистический посыл — прилагаются.

- Мы ведь просто выжили. — Это немало. (с)

10 из 10

Свернуть
04 августа 2017
Симулякр

Мама, у нас вчера были спарринги. Одному парню сломали нос, второму сломали рёбра, третьему сломали руку. Мама, слава богу что я не попал на спарринги!

Из письма сослуживца.

Поскольку фильм позицио...

Развернуть

Мама, у нас вчера были спарринги. Одному парню сломали нос, второму сломали рёбра, третьему сломали руку. Мама, слава богу что я не попал на спарринги!

Из письма сослуживца.

Поскольку фильм позиционируется как исторический, то логично начать с истории.

Посмотрим как славные страны создатели фильма, проявили себя во время 2-й мировой:

США — заработали на второй мировой войне, не только на поставках воюющим сторонам но и на вложения американских компаний в третий рейх. В военных действиях наиболее ярко отметились бессмысленной с военной точки зрения ядерной бомбардировкой Хиросимы, и бомбардировками других инфраструктурных объектов с гражданским населением.

Великобритания — отсиживалась на островах, породив термин «странная война», когда исход войны был решен, они вдруг «залетали», наиболее «храбрый» полет — бомбардировки Дрездена.

P/S: Сие «героические» страны и в 21 веке любили по бомбить гражданское население, а вот с вооруженными частями у них дела обстояли по-хуже, можно вспомнить как измотанные Красной Армией немцы надавали им «люлей» в Арденнах.

Франция — пала в течении месяца, большинство населения приняло власть Рейха.

Нидерланды — менее, чем за неделю капитулировали перед немецкими войсками.

Жаль, что в создателях фильма не числятся еще две славно воевавшие страны:

Польша — продержалась неделю, правда правительство сбежало на 3-й день прихватив золотишко.

Дания — утром население считало что проводится парад, а к вечеру узнало что завоевано.

Наверняка, и этим героическим странам было что снять, но да ладно.

Посмотрим, что демонстрирует нам указанная выше достославная четверка создателей:

А демонстрирует она нам великий военный героизм — побег с места сражения более 300 тысяч солдат. Вдумайтесь только: не 20, не 100, а 300 тысяч солдат бегут с поля боя и это дескать подвиг. Откровенная трусость и нежелание сражаться за свою страну преподносится как великое военное свершение! А военачальники загнавшие треть миллиона солдат в «этот Дюнкерк» — оказывается большие полководцы!

Хотя после подобных «Дюнкерков» с таких военачальников нужно сразу срывать погоны и отправлять мести улицы, либо по законам военного времени — затылком к стенке.

P/S: Есть и криптоверсия поведения Великобритании в войне, правда не отменяющая трусость, связана она с полетом Гесса, дескать Черчиль гарантировал Гитлеру не открытие второго фронта при выступлении им на СССР.

А у сочинившего слоган:«Событие, которое изменило мир» — кроме очевидного — Как? Хочется спросить: — Дядя (тетя), ты что-то куришь, или просто так бабки, тупо отрабатываешь?

Чиркну и пару слов о профессиональных кинокритиках — большинство из них каких только слюней не пустили по поводу фильма, а Нолана разве что в пантеон богов не зачислили. Вот и возникают у меня опасения, что в профессиональные кинокритики идут люди в кино ни черта не понимающие, или с 3D-э в мозгу.

Мальчики-актеры — Тут в Голливуде явно сэкономили. Стоя у входа в метро, можно кастинг провести получше. Вы видели их холеные современные рожи? Они больше похожи на солдат второй мировой, или на моделей для рекламы шампуня от перхоти? Уровень их актерского мастерства, более чем на «любовно-вампирскую муть» для намокания трусиков школьниц — не тянет.

Ну, и о «гениальнейшем из гениальных в нашей современности» Нолане. В начале карьеры его можно было назвать талантливым, но природа современного кинобизнеса такова что обычно ставит перед выбором: или ты снимаешь кино как искусство -но за небольшие деньги, либо снимаешь всякий мусор под выделенный бюджет — но, за очень большие деньги. Выбор в пользу чего сделал Нолан — ясно. Да и не факт, что Нолан стал бы большим режиссером, например тот же Федор Бондарчук снимает такой же мусор, но за меньшие деньги.

И об особых режиссерских находках: то ли Нолан парад перепутал с войной, то ли посчитал то, что «реально» для Бэтмена реально и для второй мировой, но все солдатики чистенькие одеты с иголочки в «навьё», и как бы события в фильме не развивались они оставались чистыми и сухими как «осточертевшие прокладки из телика»

Про актерскую «нявдалость» уже писал, но не нельзя пройти мимо «пустопорожнего» драматизма. Собрат «Дюнкерка» по качеству — «Перл-Харбор» — фоном родил одну полоумную историю любви. «Дюнкерк» тут его превзошел, родил сразу три тупые истории — читая отзывы людей которым фильм понравился, понимаешь: они до сих пор не врубились чему они. Чтобы не плодить спойлеры, откровенная глупость этих сюжетных линий, напоминает мне фильм с Гошей Куценко и идиотским сюжетом: на секретном объекте случилось ЧП — и в России имеющей не самую последнюю армию и кучу спецлужб не нашлось никого кто-бы «разрулил» ситуацию, кроме, как водится, нескольких отставных алкоголиков, которых сначала полфильма уговаривали (а они упыри не соглашались), потом протрезвляли и как водится в американских фильмах доставили в командный пункт на вертолете.

И фирменные голливудские ништяки: пиф-пафф, взрывы как в компьютерных играх, тупые диалоги — к чести создателей фильма немногочисленные. В общем постановка сцке зашкаливала своей оригинальностью…

Ну, а так кассу фильму сделал пиар, который во время выхода фильма потеснил надоедливо лезущие из всех дыр: порно, онлайн-казино и распродажи шмотья.

Но, я все равно, не понимаю зрителей которые из года в год смотрят один и тот же голливудский мусор, просто в раздной обертке.

Еще более не понимаю зрителей из постсоветского пространства, которое являясь прямым наследником поколения сломавшего хребет Гитлеру смотрит на дюнкерские «героические`потуги.

Есть ли в фильме какие-либо плюсы? Конечно есть, несмотря на то что в Голливуде уже исполнили предсказание Задорнова: об Оскаре за фильм о негре-гомосексуалисте, в фильме не показана роль геев и трансгендеров во второй мировой войне, несмотря на современные тренды. Так ЛГБД-ники и в суд могут подать. Например ООН, причисляет гомосексуалистов к наиболее пострадавшим «от рук» Гитлера…

Мой сослуживец, вынесенный в эпиграф, на конвертах писем всегда рисовал колючую проволоку, АК, ППШ и т. д., чтоб мама в курсах службы была. В указанном письме, он перестарался так, что его зачитали перед строем — после этого его служба «сделала вираж» на свинарник в хозроту. Там он провел, почти всю службу — зато на дембель шел весь расшитый, в новенькой форме с пришитыми акселями и «группой крови на рукаве», героя наверняка встречала девушка цветами и батя в бане рассказывал корешам за пивом, что сын отслужил…

Так, и страны, отсидевшиеся в условном «свинарнике» за спиной Советского Союза вынесшего всю тяжесть войны — пытаются рассказать, как славно они воевали.

А кино к слову — мусор, очередной голливудский мусор.

1 из 10

Свернуть
03 августа 2017

Фильмы Кристофера Нолана довольно атмосферные, каждый из них. У него свой язык, своя манера повествования. Начиная смотреть «Дюнкерк» сразу понимаешь — детище Нолана, однако…

Затянутое начало «Дюнкер...

Развернуть

Фильмы Кристофера Нолана довольно атмосферные, каждый из них. У него свой язык, своя манера повествования. Начиная смотреть «Дюнкерк» сразу понимаешь — детище Нолана, однако…

Затянутое начало «Дюнкерка» совершенно не напрягает. Мы знакомимся с основными действующими лицами — глухонемым (в первые тридцать минут) солдатом, застрявшим в Дюнкерке и желающим сбежать оттуда, пилотами и маленькой группой спасателей-добровольцев. Однако, знакомимся — не лучшее слово. Дело в том, что в «Дюнкерке» и есть главные персонажи, и их нет. Нас не представляют друг другу — мы просто смотрим на солдатов, моряков и пилотов со стороны. И это было бы вполне неплохо, если бы не несколько проблем «Дюнкерка». Проблема А: нет массовой безысходности, которой можно пропитаться с экрана и не будучи знакомым с персонажем. Проблема Б: плавное повествование, в котором нет особенно напряженных моментов (три — в лучшем случае за весь фильм). Проблема В: слишком мало эмоций вызывают герои — то ли с актерами ошиблись, то ли роли у них такие. Если Нолан хотел показать безликую войну, почему не показал ее в чьем-то бегстве по трупам, попытке выжить несмотря ни на что; почему не нарисовал ее на лицах солдат? Если он хотел показать ее, демонстрируя среднестатистических людей, почему не позволил полностью окунуться в их мир и посмотреть на войну тремя разными взглядами? Ведь в итоге мы смотрим «Дюнкерк» своими и видим примерно следующее: один все время бежит, не плачет и не смеется, даже почти не не ведает страха (не помню каких либо эмоций на его лице, кроме легкого напряжения); два других все время летят и периодически стреляют; три следующих плывут и лишь один раз демонстрируют человечность. Война происходит как бы между прочим (кадры с разлетающейся от бомб землей, горящая вода, один закопанный труп). Из-за этого война не касается зрителя напрямую, он ищет войну в главных героях, но главные герои — просто фигурки в мире войны, которая не касается зрителя. В итоге получается ни рыба, ни мясо, какой-то замкнутый круг. Мы и не в центре боевых действий, потому что Нолан показывает людей, а не сражения; мы не с людьми, потому что цельных личностей, о которых мы хоть что-то знаем, в фильме нет. И кажется, что фильм неплох, но что он хорош сказать нельзя. Зачем брать с собой двух мальчишек? Зачем нужен Киллиан Мерфи? Почему солдат из Дюнкерка вызывает меньше эмоций, чем пилот, севший на воду?

Как заключение. Извини, Кристофер, но в этот раз что-то пошло не так. Если показывают событие, лично я хочу видеть событие; если показывают людей, я хочу видеть людей.

П. С. В конце слепой старик говорит простые и мудрые слова о выживании. Они и были сутью фильма. Жаль, что выживания нам не показали, а бегством его не заменить.

5 из 10

Свернуть