Селфи

Селфи

2D
16+

Россия

Он полностью копировал его - жесты, мимика, даже шутил так, что никто не заподозрил подмены. Богданов смотрел в экран, как в зеркало. Двойник вел его телепередачу, встречался с его фанатами-читателями, жил с его женщинами, выпивал в баре с его друзьями... Это произошло вмиг - раз - тебя стерли, твою личность, и тут бессильны лучшие психоаналитики. Публичный и успешный, остроумный и циничный, Богданов лишился всего, чего добивался годами, выстраивая свою карьеру и жизнь. И теперь он отчетливо понимал: копия лучше и честнее его самого, битва за себя проиграна. И только дочь хочет вернуть истинного Богданова...

Отзывы


11 февраля 2018
Double Хаб

Название — «Селфи», страна-производитель — Россия. Всё именно так, никакой ошибки. Давненько такого не было, не могу припомнить ничего со времён «Хардкора», но то был фильм пополам с американцами, а,...

Развернуть

Название — «Селфи», страна-производитель — Россия. Всё именно так, никакой ошибки. Давненько такого не было, не могу припомнить ничего со времён «Хардкора», но то был фильм пополам с американцами, а, скажем, «Духless» — название пополам с русским. Давайте взглянем, что скрывается за модным англицизмом.

Владимир Богданов — беспощадный ведущий популярного телешоу «Богданов LIVE», остроумный автор популярной серии книг под названием «Кости» и вообще, голос поколения. Кому нужен такой главный герой — красивый, модный и успешный? Правильно, никому. Поэтому Богданов наделён классическими пороками, сопровождающими талант и успех: он алкоголик, он разведён, он папа по выходным, он вспыльчив, он нестабилен в сексуальных связях, он мечется, он исписался к третьей книге.

Где семь бед, там и восьмая, как гласит малоизвестная поговорка. Однажды в скайп, а потом и в реальную жизнь главного героя приходит двойник. Кто он: шутник, злоумышленник, синдром Капгра или рядовая горячечная галлюцинация? Пока голос поколения и его друг Макс пытаются выяснить происхождение призрака, тот потихоньку подгребает под себя всю богдановскую жизнь — от записи ТВ-шоу до ужинов с дочкой.

Название «Селфи», как ни странно, оправдано и по форме, и по содержанию. По форме новый фильм Николая Хомерики — клишированный, усреднённый, стереотипный голливудский продукт, а так как он российский, то точнее будет назвать его псевдоголливудским. Камера снимает машину с вертолёта, машина в сло-мо летит с моста в реку и поднимает медленные брызги, персонажи занимаются быстрым страстным сексом в общественном туалете (как водится, не снимая одежду). И это только первые три минуты. Потом будет ещё бейсбольная бита, «all in» из уст героя за покерным столом, а потом герой будет требовать полагающийся ему звонок в полицейском участке. Ну-ну. Даже навязчивое состояние одного из персонажей иллюстрируется по лекалам фабрики грёз 90-х годов прошлого века: стеной, увешанной фотографиями и уписанной смутными угрозами.

Несмотря на то, что у стереотипной голливудщины есть светлая изнанка в виде качественной компоновки кадра и безупречной операторской работы, фильм смотрится до зевоты вторично и предсказуемо почти до самого финала. Небанален разве что вид спорта, выбранный для занятий девочке — аж фехтование. Может быть, зеваешь и ёрзаешь ещё из-за постоянной экранной полутьмы, которой создатели не жалеют. Но разборки то ли с призраком, то ли с двойником шлёпают зрителя по щекам, и он вполне готов выслушать Финальную Мысль, которая объяснит ему разницу между селфи и обычной фотографией, придав повествованию смысл наподобие философского. По философским, так сказать, лекалам.

Почему же получилось селфи, а не себяшка? Ответ на этот вопрос — космополит и бизнесмен, вскрыватель язв столичного бомонда Сергей Минаев, написавший сценарий фильма, основанный на его же романе. В библиографии Сергея преобладают названия с латиницей, так зачем же ему сейчас прикидываться почвенником?

Владимир Богданов, похоже, во многом списан с самого Сергея Минаева, а того, вероятно, часто путают с полным тёзкой, популярным в прошлом кудрявым певцом-пародистом, что обидно. Иначе чем объяснить его (и Богданова) упадническую рефлексию по роли писателей и писательства, откуда этот «друг, который скажет, что твоя книга — говно», зачем эти булгаковские рукописи, которые не горят? Угадываются и кинговские мотивы, а старина Стивен тоже не дурак дважды почесать собственное эго: второе писательское «я» фигурирует как минимум в романе «Тёмная половина» и в повести «Секретное окно, секретный сад». Отдадим должное Минаеву — он не яростно самоудовлетворяет, а тихонько поглаживает; всё это любование и кокетство выглядит сносно.

Из эстетских решений выделим сексуальные сцены в пятидесяти оттенках красного с лёгкими удушениями и крупно взятым то ли огоньком, то ли листиком на цепочке. Из псевдоголливудских потуг — сцену преследования на автомобиле; тут ещё работать и работать. Из кастинговых решений — гарантированная удача с Константином Хабенским (Богданов) и Фёдором Бондарчуком (Макс). На тёмной стороне кастинга — невнятная Юлия Хлынина (секретарша Жанна) и очень, очень слабая безымянная девочка в роли дочери главного героя (но зато она фехтует хорошо).

Если этот Сергей Минаев — голос именно вашего поколения (голос Сергея Минаева моего поколения пел: «А Модерн Токинг — это просто чудеса, певица просто прелесть, молодая краса»), то, конечно, надо идти в кино. Все остальные ничего не потеряют, пройдя мимо. Но если это будет единственный сеанс на сегодня, а вам непременно нужно в кино — не бойтесь, идите. Хороший Хабенский, хороший Бондарчук, да и сам фильм, хоть и сложен из шаблонов, не лишён смысла. Сработан, так сказать, по смысловым лекалам.

Свернуть
09 февраля 2018
Духless был лучше… Ледокол был лучше… Трейлер был лучше…

Писателю Богданову, некогда повлиявшему на чьи — то там умонастроения, плохо. У Константина Хабенского это получается особенно презабавно. Опыт» Иронии судьбы» и» Географа…» не прошёл даром.

Это тот...

Развернуть

Писателю Богданову, некогда повлиявшему на чьи — то там умонастроения, плохо. У Константина Хабенского это получается особенно презабавно. Опыт» Иронии судьбы» и» Географа…» не прошёл даром.

Это тот случай, когда трейлер к фильму лучше, веселее, бодрее самого фильма.

Даже та самая ключевая фраза : «меня „лайкнули“, значит я существую», звучит в трейлере по другому. Само кино, по моему, вообще ни о чём. И вспомнилась фраза из шедевра советского периода:» они всегда говорят о непонятном» К ней можно добавить ещё то, как они всё это говорят, на каких частотах. Некоторые фразы не разобрать ни понять, это так сильно напрягает. Зачем писать звук таким образом что хочется попросить киномеханика отмотать немного назад, чтобы услышать бормотание актёров.

Это не триллер, как заявлено, а ловкая подстава, пародия на него, с претензией на псевдоумное интеллектуальное кино.

Обычная российская чернуха, где много тумана, общих фраз, которые трудно разобрать, еще труднее понять о чем это они ? Да, сюда же семейный кризис, угрозу лишения родительских прав, манию преследования, потерю памяти, депрессию, ограничение свободы и прав личности. Только при чем тут селфи ?

Нужно как то поточнее подбирать точность формулировок. Впрочем, о чем это я? Видимо нахожусь по другую сторону культурной пропасти, в отличие от авторов или тех, кто всё понял в этом непонятном кино. Герой фильма, вроде как умеющий говорить и писать, ни обозначить, ни побороться за свою правду не способен. А его друг, с большим, широким сердцем, в исполнении Федора Бондарчука, даже не воспринимает слова Богданова всерьез. Нет, не избежать разочарований тем, кто посмотрит этот фильм, да ещё заплатит деньги за просмотр.

Избавляться от психологических проблем надо, все уязвимы, ранимы, как этот, возомнивший себя гением, писатель. Но не во весь же хронометраж!

Как каждая следующая книга писателя на поверку оказывается хуже предыдущей, так и мне предыдущий фильм данного режиссёра понравился больше. Но нельзя же решать эти проблемы в подобном психиатрическом ключе, авторы просто выносят мозг, пришедшим посмотреть кино и развлечься на выходные. А вместо этого нам подсовывают парня, потерявшего интерес к жизни, каких-то его партнеров и партнёрш, придуманную реальность и запасных двойников. И все это в полутьме, как в» Битве экстрасенсов»

Нет, я не против, но ответить на вопрос о чем это кино, я не в силах. Наверно не дозрел. В чем проблема, в чем его мораль и главное чем закончилось? Глубокомысленный посыл, что самая честная фотография та, где ты с опухшей рожей, конечно, поражает воображение.

А мы об этом будто бы не знали. Чтобы это понять, не надо становиться великим писателем. А главное не стоит вообще об этом писать и кино снимать. Сэкономить можно больше времени для занятий и мыслей куда более позитивных и более серьёзных. Предаться поискам любви, в конце концов, а не поискам самого себя в комнате с решётками на окнах. Больше пользы будет и удовольствия.

Свернуть
07 февраля 2018
Инфернальное барокко

Трудно писать рецензию, когда фильм понравился, еще труднее, когда решил его поругать, но просто невыносимо тяжело, когда ощущения смешанные. Кто бы мог подумать, что из такой дешевки, как сценарий Ми...

Развернуть

Трудно писать рецензию, когда фильм понравился, еще труднее, когда решил его поругать, но просто невыносимо тяжело, когда ощущения смешанные. Кто бы мог подумать, что из такой дешевки, как сценарий Минаева, в прошлом артхаусный режиссер, а ныне автор коммерческого «Ледокола» Николай Хомерики вытянет все, что только возможно, превратит в настоящий мастер-класс современной режиссуры! Когда сценарий на три балла (рыхлость, путанность драматургии, множество фабульных неточностей, несостыковок, навязчивое стремление превратить сюжет в ребус) а диалоги — на единицу (шаблонные, блеклые, примитивные), надо обладать колоссальным профессионализмом, чтобы сделать из этого атмосферное кино. Это у Хомерики получилось.

В отличие от большинства критиков, а не считаю, что единственным украшением картины является игра Хабенского, которая как всегда блистательна (тем более в «двойной» роли), главная заслуга режиссера в том, что он наконец-то создал в нашем кино отечественный аналог эстетики необарокко да еще с определенным оттенком урбанистической и шизоидной инфернальности, которой у первоисточника (лент Тешине, Беннекса, Каракса, Гринуэя) не было. Главным художественным ориентиром для «Селфи» стали, без сомнения, «Дурная кровь», «Луна в сточной канаве» и прежде всего «Барокко», которые цитируются Хомерики на всем протяжении фильма прежде всего визуально, а случае ленты Тешине — еще и концептуально.

Известный эстет и синефил, личный друг Каракса, не случайно снявший его в эпизоде в дебютной своей ленте «977», Хомерики всегда очень точно знает, что делает, его цель в профессии — прежде всего, обновить киноязык, и лишь потом — высказаться, вернее высказаться через некоторую внутрихудожественную, кинематографическую трансформацию. Понимая, что книга и сценарий Минаева оставляют желать лучшего, он превращает их в сложную пропозицию о природе искусства.

Одержимость современного кино темой двойников и отражений уходит корнями в эстетическую вселенную постмодернизма, возрождающую барочную символику в новом необычном виде. Постмодернистская усталость от культурных смыслов, неверие в возможность обретения онтологического первоистока, зыбкая граница между отражаемым и отраженным, воображаемым и реальным, сном и явью оказываются созвучны барочной формальной пышности и его основным темам — прежде всего идее о неравновесности, неустойчивости мира и отражающего его человеческого сознания, отсюда — пристальное внимание ко всему причудливому, девиантному, в конечном счете, безумному и ненормальному.

Хомерики вполне мог экранизировать книгу Минаева в духе «Врага» Вильнева — просто, обыденно, сугубо реалистически, но он пошел более трудным путем, помещая в фильм целый пласт кинематографических и искусствоведческих коннотаций. Прежде всего ориентируясь на картину Андре Тешине «Барокко», повторяя ее основной конфликт на визуальном, концептуальном и сюжетном уровне, Хомерики идет несколько дальше, приспосабливая барочную эстетику к российским реалиям. Барвиха, Рублевка и Москва-сити в особом, выбранном режиссером изобразительном решении, выглядят как лабиринт двоящихся зеркал, освещенных неоновыми огнями, как избыточная роскошь стремительно мчащегося к катастрофе мира.

Двойник героя «Селфи», с которым он вынужден бороться, то проигрывая, то побеждая, это не кто иной как созданный им литературный персонаж, представляющий собой пустую социальную роль, «ненастоящего человека», улучшенную копию, симулякр, который, как турбина всасывает в себя его жизнь. Битва с двойником в эстетике барокко и ее постмодернистском изводе — это, конечно, борьба с самим собой, лучшим или худшим «собой», собственным отражением, которое неожиданно отделяясь, начинает диктовать оригиналу свои условия. В барокко символика двойничества выражает психическую и онтологическую неустойчивость, нарушение самодентификации, диссоциацию «Я».

В «Селфи» эта проблематика нагружена еще и конфликтом творца и его творения, неспособностью творца полностью повелевать изначально созданным. В фильме нигде прямо не говорится, откуда взялся двойник, этот человек без прошлого, нигде не указано и его литературное происхождение, лишь в одной фразе «Мой герой — не я, я гораздо хуже». Бунт улучшенной копии против отвратительного оригинала, бунт глянцевой социальной маски против изуродованного пороками большого города лица и составляет главный конфликт фильма.

Именно для того, чтобы показать, что мир Москвы, как двоящийся инфернальный лабиринт зеркал, сам заинтересован в том, чтобы внутри него существовали лишь улучшенные, очищенные от экзистенциальной тоски и проклятых вопросов симулякры, а живые души-оригиналы, трепещущие от онтологических воплей, были выброшены вон, именно для того, чтобы это показать, Хомерики именно ТАК снимает свой фильм, именно для этого ему нужна барочная эстетика и символика в их кинематографическом преломлении, именно для этого нужны апелляции к Тешине, Беннексу и Караксу.

Конечно, в «Селфи» есть уступки коммерческому кино (например, сцена автомобильной погони и общий сумбур второй половины фильма, связанный с разоблачением двойника), да и сам фильм получился неидеальным — одна фальшь диалогов режет уши опытному синефилу, как бы не была прекрасна визуальная составляющая картины, а он нет-нет да поморщится от такого несовпадения видео и аудио, но тем не менее фильм получился сложным, захватывающим авторским киновысказыванием, пусть и несовершенным, не доработанным до конца. У Хомерики вопреки банальности книги Минаева получилось веское слово о современном мире, нешаблонное, яркое, не побоюсь этого слова, философское, а это уже удача.

Свернуть
04 февраля 2018
О КУКОЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ.

Хабенский на постере — отношение менялось диаметрально: очарованность им в начале знакомства, непонимание примерно с «Адмирала»; раздражение Антоном Городецким и последующими экзерсисами Бекмамбетова,...

Развернуть

Хабенский на постере — отношение менялось диаметрально: очарованность им в начале знакомства, непонимание примерно с «Адмирала»; раздражение Антоном Городецким и последующими экзерсисами Бекмамбетова, где Константин Юрьевич был неизменной составляющей. Менялось, пока не увидела «Коллектора», четко обозначившего: Хабенский — гений. А когда есть мастер, удостоенный такого звания в твоей личной табели о рангах, есть новый фильм, есть достаточно свободного времени — надо идти в кино.

Меня мучает вопрос: почему Сергей Бондарчук в качестве продюсера или режиссера фильма, автоматически превращает кино в то, что с ним рифмуется? И еще один: Сергей Минаев на самом деле считает себя писателем? То есть — Писателем (прямо так, с большой буквы) Глашатаем Поколения. Мое-то знакомство с его духlessмянной прозой началось лет десять назад, тогда же и закончившись, оставив по себе тоскливое недоумение — этот стон у нас песней зовется? И да, возможно идти на фильм, не поинтересовавшись литературной основой, было серьезной зрительской ошибкой. Но отрицательный результат, тоже результат.

Стиснув зубы, досмотрела и могу поделиться впечатлением, а вдруг кому пригодится? Гениальный писатель Богданов в творческом кризисе. Слишком много времени, сил и здоровья берут возлияния, употребление наркотиков, совокупление с совершенно неподходящими для этих целей дамами в совсем не приспособленной для того обстановке. А книга. замечательная новая книга «Кости4», призванная стать манифестом поколения, застопорилась. И вот тут начинаются странные скайп-звонки от анонима, которые Великий Писатель Затворившийся в Башне из Слоновой Кости зачем-то не сбрасывает. Неизвестный, подробно осведомленный о мельчайших подробностях жизни гения, увещевает его взяться за ум и написать наконец Роман, Который Выведет Человечество к Свету. Не тут-то было, Богданову нравится бухать, нюхать и трахать телок по клубным туалетам.

Ах так, — решает Воланд местного разлива, — Ну смотри же, шанс мы тебе давали! И превращает жизнь писателя в череду сюровых впечатлений, одно другого страшнее. В какой-то момент это даже выглядит копией «Черновика» Лукьяненко, хотя Минаеву хотелось бы, чтобы у зрителя возникали ассоциации в кафкианским абсурдом и «Исчезанием» Перека — понимаю. Однако что вышло. то вышло. Детективная составляющая чудовищна, со множеством провисающих хвостов и отсутствием хотя бы одной, доведенной до логического завершения, линии. Механической нагромождение подробностей, призванных объяснить зрителю как тяжело на свете жить бедняжечке, вместо этого вызывают стойкое раздражение.

Устойчивый зрительский дискомфорт на всем протяжении кинодейства, ни проблеска юмора или остроумия — предельно серьезно относящееся к своим кукольным проблемам, напыщенное убожество. А что же Хабенский. Великолепен, как всегда. Кто ж виноват, что такая роль досталась?

Свернуть
04 февраля 2018
Налейте мне ещё рюмочку «Мягкова»

Начну с того, что, когда пишут «от создателей», это означает продюсеров, а не режиссёра и как бы продюсер не хотел видеть в итоге свое детище, каждый режиссёр всё же снимает с присущей ему индивидуаль...

Развернуть

Начну с того, что, когда пишут «от создателей», это означает продюсеров, а не режиссёра и как бы продюсер не хотел видеть в итоге свое детище, каждый режиссёр всё же снимает с присущей ему индивидуальностью, поэтому категорически не приемлю эту фразу. Далее… фильм на мой взгляд, оставляет много искренне недоумевающих вопросов, хотя может быть просто я «ни черта» не понял по окончанию просмотра, но на счёт того, как он снят и преподнесён, однозначно скажу, что очень и очень не плохо. Я не знаю режиссёра Николая Хомерики, но с атмосферностью он справился.

Владимир Богданов, писатель и телеведущий, весьма известная и богатая личность, очень часто любит употреблять алкоголь… предпочтительней водку… лучше «Мягков» (оказывается её вообще всё люди употребляют кругом, чуть ли даже не вовремя обеда на работе). И тут его подменили! В результате чего, у настоящего Богданова пошла вся жизнь кувырком. Я искренне недоумеваю, как известная личность, как герой Хабенского, в течении всего фильма не может восстановить справедливость и бегает во круг, да около. У этого человека наверняка должно быть множество, пусть если и не друзей, то приятелей, коллег, знакомых, которые знают его повадки, его манеры, которые периодически поддерживают с ним общение, связь, не говоря уже о его супруге и ребенке. А концовка меня и подавно убила. Нам показали выбор? Если не вдумываться в его суть, то был действительно выбор и он был сделан, а если разобраться, что к чему, то выйдет полнейший бред сумасшедшего. И вообще, стечение всех обстоятельств в этом фильме попахивают этим бредом. Сначала я предполагал, что «Селфи», в какой то мере может быть похоже на картину «Игра», где героя данного фильма, поставлено и методично доводят до паранойи, но здесь всё оказалось в тысячу раз бредовей.

Дорогие машины, квартиры, алкоголь, секс — всё здесь есть, всё в стиле Духлеса, или правильней сказать в стиле писателя, сотворившего это. Интрига? Она появилась у меня в один из моментов, но очень быстро развеялась по ходу фильма. Начиная со второй половины картины, всё происходящее на экране, мягко говоря стало меня утомлять. Просто в тот момент, когда я осознал уже очевидную суть происходящего и понял, что надеяться на другой исход событий нет смысла, я в некотором роде разочаровался в сюжете и просто досматривал фильм. Посмотреть «Селфи» на раз можно, но пересматривать эту тягомотину ещё раз или вспоминать какие то интересные моменты от сюда — боже упаси. Что касается игры Хабенского — он не плох. Растрёпанная причёска, «бомжеватая» щетина ему очень кстати и да… девочка, его секретарша вроде как… красивая, мне понравилась.

5 из 10

Свернуть

Расписание