История одного назначения

История одного назначения

2D
12+

драма

Россия

В пехотном полку в Тульской области, куда отправляется на службу вдохновленный передовыми идеями столичный поручик Григорий Колокольцев, происходит преступление. Солдату, на плечи которого ложится вина, грозит военный трибунал и расстрел. Колокольцев обращается за помощью к графу Толстому, который решает защитить невиновного.

Отзывы


28 сентября 2018

[да, на фильм идите]

***

Может статься, что просмотренная картина повергнет в шок. Сложится ощущение, что Авдотья Смирнова сняла трагедию. Показала горе такой силы, что становится тяжело и неприятно...

Развернуть

[да, на фильм идите]

***

Может статься, что просмотренная картина повергнет в шок. Сложится ощущение, что Авдотья Смирнова сняла трагедию. Показала горе такой силы, что становится тяжело и неприятно думать или говорить об этой трагедии. Эмоционально можно оказаться в очень подавленном состоянии. Захочется сравнить историю Смирновой с романом Бориса Житкова «Виктор Вавич», которые вместе представляются витками одного умозрительного депрессивного морока. [то ли вступление, то ли заключение]

Авторы затрагивают извечные вопросы, на которые невозможно найти ответы: о милосердии, о вере, о патриотизме, о долге, о дураках и дорогах. Поколениями русская цивилизация бьётся над решением экзистенциальных задач, но не достигает успеха и передает новым людям русский мир в состоянии похожим на разорившееся имение с долгами. [неочевидно]

Чем больше и чаще обращаешься к подобным темам, тем тяжелее становятся камни, висящие на твоей шее: Холокост, блокада Ленинграда, «Виктор Вавич», дело рядового Шабунина. Но, как и в сплетнях, лучше первым делом подойти к человеку [ой ли], чтобы выяснить всё начистоту, так и в случае с отсылками на исторический источник или рукопись, лучше к этому источнику всё же обратиться самому. Действительно станет легче. Это поможет. [последнее предложение — голосом В. Кузнецова, озвучившего Люпина в фильмах о Поттере]

В книге Льва Басинского «Святой против Льва», к которой обращается Авдотья Смирнова и по которой, собственно, снят фильм, действительно есть глава «Спасти рядового Шабунина», но, во-первых, истории Шабунина посвящено не 3 страницы (как говорит почему-то Дуня), а едва ли наберётся на одну страницу, а во-вторых сам Шабунин был мудаком. [в принципе на этом субъективном суждении можно ставить точку]. Да, конечно, если человек мудак — это ни в коем разе не позволяет казнить его за вспыльчивость, но осознание мудаковатости казнённого облегчает страдания о случившемся, эмоционально отрезвляет и позволяет отпустить то, с чем, казалось бы, невозможно смириться. Тогда как в фильме персонаж Шабунина — безропотный маленький человек, всеми обижаемый и презираемый. Реальный же писарь Шабунин 65-го Московского пехотного полка летом 1866 года так ударил своего ротного командира по лицу, что у последнего потекла кровь; сделал Шабунин это по собственному разумению, разозлившись на то, что строгий капитан придирается к его работе, и искренне считая (судя по записанным словам писаря), что командир ничего в этой его работе не понимает.

На смещённых авторами акцентах есть огромный отпечаток сегодняшней российской жизни, от которой мутит, как от утреннего похмелья после новогоднего кутежа с друзьями. Ничего тут, впрочем, нового: зародившись в нулевых, подобная манера изображения (читай: отражения) действительности в кинематографе встречается практически у всех современных российских режиссеров. Эта стилевая особенность [цимес разговора о фильме в отрыве от реальной истории 1866 года], которая диктуется коллективным бессознательным [предположение], и чем серьёзнее тема, тем откровеннее и очевидные манипулятивные попытки кинохудожников настроить настолько резко «зеркало жизни», в которое смотрит зритель, насколько это возможно. [сложившееся убеждение автора]

P.S. [За скобками остались (так это не имеет совершенно никакого значения, ведь упавшее и лежащее нельзя уронить): раздражающая своей косвенной побочностью линия Толстого, навязчивая и неуместная музыка в первой части фильма, сомнительный кастинг].

Свернуть
22 сентября 2018
«Казнить, нельзя помиловать»

«История одного назначения» — новый фильм Авдотьи Смирновой, знакомой зрителю по фильмам «Связь», «Кококо» и «Два дня». Фильм приурочен к 190-летию со дня рождения Л. Н. Толстого.

Это не экранизация...

Развернуть

«История одного назначения» — новый фильм Авдотьи Смирновой, знакомой зрителю по фильмам «Связь», «Кококо» и «Два дня». Фильм приурочен к 190-летию со дня рождения Л. Н. Толстого.

Это не экранизация какого-нибудь толстовского рассказа или повести. Сюжет основан на реальных событиях. Толстой был адвокатом солдата, который ударил офицера и за это был приговорен судом к смертной казни. Вокруг этого строится фабула.

Причем, Толстой здесь не главный герой, он идет на втором плане. Главный герой — Григорий Колокольцев, молодой поручик, повеса сын генерала, который из-за спора с отцом отправился служить в провинциальный полк вместо модного столичного с целью «вкусить настоящей армейской жизни». Главного героя Григория Колокольцева играет Алексей Смирнов — брат Авдотьи Смирнова. Экранного отца играет реальный отец Смирнова — Андрей Смирнов.

Льва Николаевича играет Евгений Харитонов. Как сама рассказывала Авдотья Смирнова, заметила этого актера в спектакле «Обыкновенная история» в Гоголь-центре. Лев Николаевич непривычно молод для российской аудитории, для которого он со школьной скамьи предстает мудрым дедушкой с седой бородой. Образ представленного в фильме Толстого субъективен, но сделано, безусловно, необычно и нешаблонно.

Колокольцев — молодой идеалист, который хочет, чтобы все было «по чести», но при этом ведет разгульный и недисциплинированный образ жизни, который не дает ему стать образцовым офицером. Волею случая, Колокольцеву пришлось принять участие в суде над молодым солдатом, обвиняемым в рукоприкладстве офицера. Колокольцеву предоставляется выбор между голосованием за то, чтобы солдата расстреляли или против… О том, почему для героя это оказался сложный моральный выбор, лучше посмотреть фильм и сделать свои выводы. Причем мое зрительское восприятие оказалось отличным от того, что туда закладывала Смирнова. На мой взгляд, Колокольцев выбрал карьеру и одобрение со стороны отца. На взгляд Смирновой, Колокольцев сделал это из религиозных побуждений (не врать под присягой — иначе попадешь в ад).

В фильме также играет замечательный актер Сергей Уманов, которого зритель помнит по сериалу начала 2000-х — «Агентство НЛС» (роль Кати). У Уманова роль второго плана, но очень важная для сюжета фильма. Кроме того, в фильме можно увидеть Ирину Горбачеву в образе жены Толстого, Анну Михалкову, Игоря Золотовицкого. Елизавету Янковскую. Саундрек к фильму записал рэпер Баста (Василий Вакуленко).

На мой взгляд, это лучший российский фильм за последний незавершенный 2018 год (не зря его тепло приняли на Кинотавре).

Свернуть
20 сентября 2018
Когда замолкает голос совести

В советские времена для того, чтобы осветить какие-то стороны современной жизни, вскрыть проблемы общества, театральные и кино- режиссеры зачастую пользовались таким приемом: за основу сценария к спек...

Развернуть

В советские времена для того, чтобы осветить какие-то стороны современной жизни, вскрыть проблемы общества, театральные и кино- режиссеры зачастую пользовались таким приемом: за основу сценария к спектаклю/фильму брали либо исторический материал, либо классическое литературное произведение (скажем, 19-го века или вообще средневековое), и ставили/снимали так, что зритель, глядя на сцену/экран, узнавал себя и своих друзей-знакомых-родственников со всеми присущими им страстями, видел знакомые ему по жизни взаимоотношения государства и личности, власти и граждан, начальника (хозяина) и подчиненного (работника), людей друг с другом. Такая подача материала была гораздо более действенна, чем повествование «в лоб» (да и, как мы помним, далеко не обо всем разрешала тогда высказываться цензура). Лучшие спектакли Театра-на-Таганке, Ленкома, Современника, Ленинградского БДТ, лучшие фильмы Тарковского, молодого Михалкова, Хейфица, Кончаловского были сделаны именно таким образом. Они оставляли необыкновенное «послевкусие», заставляли думать, сопоставлять, делать выводы.

Фильм Авдотьи Смирновой «История одного назначения», по-моему, возрождает эту традицию. Во-первых, потрясающе интересный сценарий, основанный на эпизоде из жизни Льва Толстого. Во-вторых, очень качественная режиссура, возводящая, как мне кажется, Дуню Смирнову, на новый, более высокий, уровень. В-третьих, замечательная игра актеров. Ну, и, самое главное, то, с чего я начала: размышления авторов фильма, призыв поразмышлять и зрителя тоже о том, какие обстоятельства могут заставить замолчать голос совести человека — в общем-то, порядочного, думающего, справедливого человека. Всё очень банально — и тогда было, и сейчас это есть: страх наказания, боязнь лишиться карьерного роста, нежелание выступить против большинства. Поручик Колокольцев прекрасно понимал, что это подлость казнить несчастного, затравленного писаря, в отчаянии ударившего офицера — причем лишить жизни человека на основании того, что якобы вокруг России враги, в России предатели, и что надо взыскивать с провинившихся как можно строже. Однако, даже несмотря на добрые отношения поручика с Львом Толстым, который на суде выступил адвокатом писаря, Колокольцев — один из трех членов военно-полевого суда — не находит в себе силы проголосовать против смертной казни писаря, как это сделал нерадивый пьющий прапорщик Стасюлевич, голос совести в котором не заглох, несмотря на таившуюся в сердце обиду на то, что он был когда-то разжалован из офицеров.

И что мы видим в конце фильма? Колокольцев, получивший повышение по службе, с удовольствием занимается муштрой солдат, за что критиковал бывшего командира. И куда делся тот молодой офицер, горящий желанием воплотить в жизнь армии милютинские реформы, стать своим для солдат?

Увы, нет его более.

Фильм заставляет, хорошенько проанализировав все увиденное на экране, внимательно посмотреть вокруг, вглядеться в себя, в свою душу.

10 из 10

Свернуть
19 сентября 2018
Как русскому европейцу выжить в армейской жизни 19 века?

Посмотрел превосходный русский фильм «История одного назначения» — это эмоциональный (драма), и в тоже время локальный (в Тульской губернии) исторический осколок о русской армейской жизни, воссозданно...

Развернуть

Посмотрел превосходный русский фильм «История одного назначения» — это эмоциональный (драма), и в тоже время локальный (в Тульской губернии) исторический осколок о русской армейской жизни, воссозданной из дневников, мемуаров, статей и документов 19 века, с костюмами и тем бытом, который авторы воссоздавали со всей тщательностью, даже юмор тех времён!

Когда вышел из кинотеатра «Аврора» (его открыли ещё в 1913 году), я ненадолго словил ту борзую атмосферу юношества и русскую безвыходность которыми наделили ГГ — это образ русского европейца в молодом поручике Колокольцеве, который чтит национальный дух и ускоряет реформы, пытается стать для русского солдата не надзирателем (который ничего кроме муштры не знает) а другом. К примеру, так он общается с прапорщик Стасюлевичем (осторожно, русофобия):

- В армии нужно быть жестоким, солдаты другого языка не понимают.

- А вот я с вами не согласен, тысячу раз не согласен, Александр Матвеевич! Дайте солдату вместо муштры осмысленный труд, и он расцветёт!

- Как куст сирени? А воевать он чем будет? Залпами цветов и листьев?

- Вы зря смеётесь, мы собрались в нашей роте открыть столярный артель.

- Ну и зря, русские украдут, инструмент — пропьют. К русскому человеку только отнесись по-хорошему… сам рад не будешь.

Выросший из духа Милютинских реформ, эдакий русский европеец, с молодой горячностью, демократическими и либеральными взглядами, старается нести свободу своему народу, т. е. реализовать свои передовые идеи, раскрыть в солдатах их армейский потенциал и лучшие стороны, тем самым перечеркнуть устаревшие военные правила и дедовщину, т. к. видит в «старом бюрократизме» преграду на пути к развитию русского народа. Вот, например, его разговор с писарем Шабунин после того как отпустил солдат в самоволку:

- Не придут они, Ваше благородие.

- Ну а ты по чём знаешь?

- Да уж знаю, не нужно им никакое учение… скоты они.

- Ну что скоты то? Такие же люди как мы с тобой.

- Люди?! Тараканов мне в чернильницу напихали!!

- Это они так шутят.

- Шутят… гвозди в сапоги — это тоже шутки? А плюнуть в миску?… скоты и есть. Не могу я больше, убегу. Мочи нет терпеть.

- Что ты несёшь? Куда ты убежишь? Убежишь — пойдёшь в арестантскую роту.

Он верит в перемены, но в реальности, увы, сталкивается с бюрократией, взяточничеством и неотесанными солдатами случайно сжигающие баню, в попытке посмотреть на голых женщин, отсюда конфликты с капитаном-поляком, и «всё это» приводит к трагедии, участником которой стал граф Толстой, да, это реальный эпизод из его жизни — «Спасти рядового Шабунина» (из книги «Святой против Льва»), где он, как адвокат, защищает Шабунина. Через х/ф вы познакомитесь с искренностью и терпением графа Толстого к русскому народу, его взгляды и образ жизни находят отражение в молодом поручике, для которого граф превращается в наставника. Вот, например, разговор Толстого с женой, перед поездкой в суд на защиту Шабунина:

- Я дам речь не хуже любого адвоката, к тому же у меня известность, если кто и может спасти этого солдата, то только я.

- Просто потрясает твоя самоуверенность!

- Слушай! Это невозможно… мне кажется ты меня в тайне ненавидишь. Нельзя любить мужчину и ненавидеть то, что он делает.

- Я ненавижу не тебя, а твой русский народ, твою любовь к нему, выдуманную, неискреннюю.

- Соня! Уйди!

В конце х/ф полученный опыт вынуждает ГГ взрослеть и принимать важнейшие решения, сможет ли он выдержать и не сломаться под старыми порядками?

p.s. кстати, после этого события Лев Николаевич и начал писать свой роман «Война и Мир».

10 из 10

Свернуть
17 сентября 2018
Очередной приступ либеральной мизантропии

Авдотья Смирнова-Чубайс сняла фильм о Льве Николаевиче Толстом. Великом писателе, классике русской литературы, неоднократно обличавшем российских либералов. К чему бы это? Хотя ясно — не всё же русски...

Развернуть

Авдотья Смирнова-Чубайс сняла фильм о Льве Николаевиче Толстом. Великом писателе, классике русской литературы, неоднократно обличавшем российских либералов. К чему бы это? Хотя ясно — не всё же русских классиков грязью мазать, иногда можно и примазаться к ним. Была бы цель.

Но за что бы ни брался современный либерал — у него всегда получается одно. О «немытой России, которой не повезло с народом». Сначала снимали чернуху о Советском времени, потом перешли на современную Россию, теперь, видимо, настал черёд и дореволюционных времён.

Итак, молодой поручик приезжает из Петербурга в гарнизон. Не очень далеко по российским меркам — в Тульскую губернию. При представлении командир полка ему говорит, что все его ротные — негодяй на негодяе, положиться совсем не на кого.

Но и простые солдаты — не лучше. Вот их на вечер освободили от бессмысленной муштры, отпустили помыться. Так сразу же — баню сожгли. Так сказать, наглядный образ «немытой России».

Конечно же, все пьют. От несчастного ротного писаря — до генерала. Кто выписанное из-за границы вино, кто водочку местного производства. Да разве русский человек, по мнению либерала, может не пить? Вот, главный герой в начале фильма даже слона до смерти напоил. Не пьёт только один человек — капитан, командир роты. Но зато он на всех строчит доносы. Видимо, так своеобразно понимает офицерскую честь.

И даже в доме Льва Николаевича лада нет. Постоянные ссоры, скандалы, измены. Да ещё и скотник уморил голодом племенных поросят, купленных за границей. Не для чего — просто так. В итоге Авдотья вкладывает в уста Софьи Андреевны своё либеральное отношение ко всему этому — мол, не ты, Лев, мне не нравишься, а любимый тобой русский народ.

Да, есть здесь тихий, беззлобный маленький человек — ротный писарь Василий Шабунин.

Но неужели кто-нибудь думает, что Авдотья Смирнова-Чубайс способна сочувствовать вот таким Шабуниным?!! Что же она не сочувствует многим тысячам Шабуниных? Нет уж, тут или-или. Для либеральных нелюдей такие маленькие люди всегда будут «неудачниками», «лузерами». И иное — невозможно.

Так почему же она пускает крокодильи слёзы? Не потому ли, что в России майдан невозможен без человеческих жертв? Нет, тут нужен именно такой маленький человек, не сделавший никому зла. Это только версия, но, ей-Богу, не лишённая оснований. Так что будьте бдительны.

И совершенно ясно — если бы Лев Николаевич Толстой был бы жив — вряд ли бы он нашёл, за что уважать Авдотью Смирнову-Чубайс

3 из 10

Свернуть

Сегодня в кино