Однажды в Голливуде

Однажды в Голливуде

2D
18+

драма / комедия / боевик / криминал / вестерн

США / Великобритания / Китай

Фильм повествует о череде событий, произошедших в Голливуде в 1969 году, на закате его «золотого века». По сюжету, известный ТВ актер Рик Далтон и его дублер Клифф Бут пытаются найти свое место в стремительно меняющемся мире киноиндустрии.

Отзывы


18 августа 2019
Культурный манифест Голливуда

Судя по сборам, «Однажды в… Голливуде» — самый народный фильм Квентина Тарантино в нашей стране. Иронично, но картина не способна раскрыться целиком перед российским зрителем. Все-таки Голливуд 60-х с...

Развернуть

Судя по сборам, «Однажды в… Голливуде» — самый народный фильм Квентина Тарантино в нашей стране. Иронично, но картина не способна раскрыться целиком перед российским зрителем. Все-таки Голливуд 60-х с его отличительными символами и настроением — это важная часть истории Америки. И вряд ли тот, кто жил вне той культуры, сможет точно уловить дух времени. Это все равно, что дать иностранцу посмотреть «Брата» или «Елену», где «нерв» читается между строк. Тем не менее Тарантино все еще умеет рассказывать истории, а его фильмы все еще дарят калейдоскоп эмоций.

Квентин вновь ударяется в эксперименты, по кусочкам воссоздавая «старый» Голливуд. Получается если не самый захватывающий, то точно самый комплексный фильм в карьере режиссера. Окружение, состоящие из мелких деталей, культурные отсылки, цитаты и диалоги — в каждой сцене и каждом кадре есть на что посмотреть. «Однажды в… Голливуде» больше тяготеет к «Джеки Браун», чем к другим работам Тарантино, со всеми вытекающими. Маэстро спрятал хулигана и создал трибьют самому себе. Впервые, чтобы насладиться происходящим, нужна небольшая подготовка. И нет, необязательно досконально разбираться в истории Шэрон Тейт. Если смотреть с открытыми глазами, претензии вроде «я ничего не понимаю» и «откуда они тут появились?» отпадут сами. Куда важнее всей душой любить кино. Ну и творчество Квентина, само собой. Даже не думайте идти на сеанс, если кроме девятого фильма вы не видели ничего.

Потому что Тарантино наполнил свое детище любовью до краев. Приемы, использованные ранее, возведены в абсолют. Это особенно заметно в первой трети картины. Сцена в доме Клиффа — чистый восторг. Фирменные диалоги эволюционировали. Теперь это не просто болтовня ни о чем, за которой интересно наблюдать. Отныне разговоры героев могут просто обрезать (зачем растягивать?) или добавить визуальную вставку. Квентин умело жонглирует таймлайнами, не теряя динамику. Он до сих пор тонко чувствует зрителя и не дает ему заскучать. «Однажды в… Голливуде» точно описывается словом «душевный». Согласитесь, Тарантино редко выпускает «душевные» фильмы.

Но все-таки это кино об отсылках и цитатах. Целиком и полностью. Квентин не стесняется ссылаться на самого себя, будь то сцена с бобовым супом из «Омерзительной восьмерки», автомобиль из «Убить Билла» или каскадер из «Доказательства смерти». Плюс фирменные приемы, кочующие из фильма в фильм. Сигареты «Red Apple»? Есть. Съемка сверху? Есть. Круговой облет а-ля «Бешеные псы»? Присутствует. Женские ступни? Очень много. Режиссер не забыл ни одну картину, смотрите внимательно. Сюда же запишем использование традиционных (может даже «клишированных») приемов из вестернов. Причем даже не зная контекста, это можно понять на уровне ощущений. Сцены поставлены таким образом, чтобы в подсознании постоянно всплывали ассоциации. Вы точно поймаете себя на мысли: «Ага, я это уже где-то видел».

И на таком мощной фундаменте Тарантино разворачивает интересную историю. Да, ее вряд ли можно назвать необычной. Ведь мы почти три часа наблюдаем за тем, как актер и его дублер выполняют работу. Но благодаря умелому ритму время пролетает незаметно. А дуэт ДиКаприо — Питт натурально влюбляет в себя. Стоит ли говорить об актерской игре? Параллели между двумя героями позволяют картине расцвести. А финальная сцена воодушевляет и одаряет теплом. Концовка — одно из наиболее светлых впечатлений в кино этого года. Разве что Марго Робби в фильме преступно мало, но это уже придирки.

«Однажды в… Голливуде» — это кладезь того, за что мы ценим творчество Квентина Тарантино. Режиссер собрал все, что знал и умел, и выплеснул в виде великолепного полотна. Еще раз, чем больше фильмов вы видели «до», тем большее удовольствие вы получите сейчас. Отсылки и аллюзии начинаются в прологе и не заканчиваются вплоть до финальных титров. Остается один вопрос: «Каким же будет итог?» Потому что «Однажды в… Голливуде» идеально подходит на роль финального аккорда. Жирная точка, после которой нестыдно уйти в закат. Квентин, надеюсь ты знаешь, что делать. Не подведи.

8 из 10

Свернуть
17 августа 2019

Я не буду объяснять в своей рецензии кто же такой Квентин Тарантино. Отмечу лишь, что «Однажды в… Голливуде» — пожалуй, самый нехарактерное творение в фильмографии маэстро. Из-за этого у многих людей...

Развернуть

Я не буду объяснять в своей рецензии кто же такой Квентин Тарантино. Отмечу лишь, что «Однажды в… Голливуде» — пожалуй, самый нехарактерное творение в фильмографии маэстро. Из-за этого у многих людей рассматриваемая картина может стать наименее любимым фильмом Тарантино. Отчасти я их понимаю (хотя и не соглашаюсь). С чем я резко не согласен, так это с тем, что «Однажды в… Голливуде» определили как «поверхностную нуднятину». Однако, обо всём по порядку.

Основное, что отличает «Однажды в… Голливуде» от прочих фильмов Тарантино — принципиально другое настроение. Я бы его охарактеризовал как «положительная меланхолия». Да и процент комедийности резко снижен. Не поймите неправильно, фильм получился достаточно смешной, но далеко не комедия. Настроение другое. Меланхолия, желание вернуть(ся) (в) «те» времена и не только. Шестидесятые, когда произошла психоделическая и нравственная революция, когда всё было таким принципиально новым, вызывающим неподдельные эмоции. Всепоглощающая наивность и раскрепощённость. Тысяча и один способ сломать табу.

По сути, в картине есть всё то, что близко сердцу режиссёра. С огромной любовью Тарантино воссоздаёт на экране шестидесятые. После просмотра у зрителя складывается ощущение, что он сам побывал в Лос-Анжелесе тех годов. Каждую мелочь, каждую деталь можно цеплять взглядом и рассматривать. Расписывать каждую отсылку я не стану, на то есть другие люди, уж поверьте на слово. Кроме прочего, «Однажды в… Голливуде» — признание в любви к фильмам класса «В», например, вестернам. Недаром в фильме сами создатели спагетти-вестернов сначала во всеуслышание объявляют «ерундой» своё творение, а потом кропотливо, с фанатизмом, присущим настоящим творцам, эту «безделицу» снимают. Ведь Квентин Тарантино — режиссёр-зритель.

Вы можете сказать, что шестидесятые в «Однажды в… Голливуде» превратились в какую-то сказку, и будете правы. Именно как сказку Тарантино нам представляет ту эпоху. И именно сказкой видят шестидесятые другие режиссёры, обращаясь к той эпохе. Даже историю с Шэрон Тейт можно воспринять как сказку. Впрочем, что-то я забегаю вперёд…

Чтобы описать абсолютно всё, что мне понравилось в «Однажды в… Голливуде», понадобится не рецензия, а что-то величиной с повесть. Но не остановиться на персонажах я не могу. Главное их достоинство в том, что каждого можно рассматривать и как отдельного героя, и как часть самого Квентина Тарантино. Киноактёр Рик Далтон — Тарантино-творец, слёзно (во всех смыслах) переживающий за своё творчество. В нём также можно увидеть тяготы человека искусства. Дублёр-каскадёр Далтона Клифф Бут олицетворяет Тарантино как обычного парня, неприхотливого зрителя, чьего-то друга, человека, заботящегося о более приземлённых делах. Ведь и без этого никуда. Шэрон Тейт — Тарантино-зритель, для которого кино — нечто большее, чем просто вид современного искусства. Спешу сообщить, сцена, где Тейт смотрит кино с самой собой в главной роли — одна из лучших сцен фильма, раскрывающая немногословную героиню со всех сторон.

Тот, кому надо, уже успел фильмом оскорбиться. Я же считаю, что пресловутого гетеросексуального мужчину «Однажды в… Голливуде» критикует. Это проявляется, например, в том, что Далтон, играя на экране стандартного крутого парня из спагетти-вестернов, в жизни является тем ещё истериком, вдобавок алкоголиком. Бут, конечно, обладает характером, противоположным Далтону, и, легко видеть, обладает большими перспективами стать известным актёром. Но он этого просто не делает, ему проще оставаться в зоне комфорта и быть в чьей-то тени. Чем не критика? Обратите внимание, какие сильные в фильме женщины, сколько важнейших решений они принимают. И речь не только о Шэрон Тейт.

В картине существуют два мира — мир кино и реальный, в первом живут Далтон и Бут, во втором — Полански, Тейт, сектанты Мэнсона и прочие невымышленные люди. Простое доказательство: Далтон говорит: «Ого, в соседнем доме живёт сам Роман Полански! Вот бы познакомиться с ним и сняться в его фильме…». Так пойди к нему в гости да познакомься! Именно тогда два мира разграничиваются впервые. Но надолго ли?

Конец «Однажды в… Голливуде» — далеко не надругательство над произошедшим с Тейт. То, что с ней случилось пятьдесят лет назад — страшно, никто не спорит. Но, во-первых, я полностью согласен с Тарантино в том, что лучше запомнить Шэрон Тейт красивой, жизнерадостной, умной (сцена с книгой), доброй девушкой. Другие варианты можно рассмотреть, вспомним хотя бы кино «Призраки Шэрон Тейт», но не в «Однажды в… Голливуде». Во-вторых. Можете называть Тарантино богом, магом — как угодно. Режиссёр показывает, что хотя бы чарами кино он хотел бы повлиять на ход тех событий. Финал трогает до слёз, дарит тепло и эмпатию и зрителю, и кое-кому из героев. В конце своего гигантского труда о большом искусстве (а к тому времени искушённый зритель уже понял, что «Однажды в… Голливуде» — кино о кино) Тарантино призывает отбросить недостатки героев (их ли?) и не карать, а прощать, воскрешать. Униженные, оскорблённые — всех бог/маг Квентин Тарантино готов понять и полюбить.

Актёры. Работы колоссальные. Даже Леонардо ДиКаприо в кои-то веки играет. Разные эмоции, разные чувства. За это надо давать Оскар, а не за «Выжившего». Брэд Питт прекрасен в своей умной и харизматичной манере. Из Марго Робби получилась Шэрон Тейт, любоваться которой я готов хоть все 2,5 часа. Маргарет Куэлли хорошо смотрится в роли сектантки. Какой же правдоподобный роман Полански получился из Рафаля Заверухи, чудо просто!

Итог? А какой тут может быть итог? Новый шедевр Квентина Тарантино, не иначе.

10 из 10

Свернуть
17 августа 2019

Ох уж этот старый Голливуд и старая Америка… Золотая эпоха. Спасибо Квентину Тарантино за погружение в одну из моих любимейших исторических отрезков этой страны. Это просто круто. Идите не задумываясь...

Развернуть

Ох уж этот старый Голливуд и старая Америка… Золотая эпоха. Спасибо Квентину Тарантино за погружение в одну из моих любимейших исторических отрезков этой страны. Это просто круто. Идите не задумываясь.

Если перейти к деталям, то это добротная классическая голливудская картина о актёре в кризисе, его дублёре-друге и актрисе второго плана, все они живут в 1969 и пытаются найти свой дальнейший путь. Антураж того времени передан идеально, есть гиперболизированные образы, но куда же без них в Голливуде. Одежда, музыка, кафе, неон, машины. Особенно понравились адаптации современных актёров под знаменитые старые фильмы и сериалы. В этом чувствуется истинная любовь Тарантино к этому времени, настолько трепетно он подошёл к съёмкам.

Хочется так же отметить операторскую работ и свет. Классические приёмы смешиваются с современными. Классическая статичная сцена вестерна сменяется проездом на машине в стиле 90-х. Выглядит завораживающе. Естественный свет в большинстве сцен радует глаз.

Бред Питт, Леонардо Ди Каприо, Марго Робби и все актёры второго плана сыграли великолепно. Смотрите в оригинале по возможности. Ди Каприо просто звезда: актёр в актёре, напряжение, неуверенность, всё ему по плечу. Это просто великолепно.

Ода старой Америке от Тарантино удалась и конец не подвёл, готовьтесь к последним 15 минутам. Хорошего просмотра.

Свернуть
16 августа 2019
Как смотреть «Однажды в Голливуде» или почему это кино оценят [не] все

Вернувшись с кинотеатра не смог ответить на вопрос, почему же мне этот фильм не запал в душу сразу, что со мной стало или все таки маэстро уже не тот? Покопавшись в себе, проснувшись утром и собрав вс...

Развернуть

Вернувшись с кинотеатра не смог ответить на вопрос, почему же мне этот фильм не запал в душу сразу, что со мной стало или все таки маэстро уже не тот? Покопавшись в себе, проснувшись утром и собрав все ночные мысли, я пришел к более-менее адекватному выводу: это кино не оценят в полной мере в восточной Европе, поэтому уже сейчас есть различия между оценками на КП и на IMDB. А почему?

Попробую простыми словами, которые мне показались логичными: Тарантино построил «Однажды в Голливуде» на четырех столбах, которые соединяют фильм со зрителем: антураж, культурные события (того времени), актерская игра (диалогами) и история, вокруг которой крутится сюжет. Для нас эти столбы рушатся, мы не в полной мере оцениваем стиль, одежду, атмосферу и визуал картины (с душой), для нас культурные элементы, премьеры и музыка остаются в стороне, оригинальные диалоги заменяются дубляжом, а история, которая должна стать финальным твистом, неизвестна. И когда происходит бум, простые обыватели задаются вопросом «и чё?», а те, кто знает историю, кричат «ЧЁ?» — в этом «чё» и есть разница.

Еще проще: 1. Только-только все посмотрели «Чернобыль» (или недавно вышедшая Metro Exodus) и все поголовно ставят наивысшую оценку — немалую часть здесь отыграла атмосфера, антураж и окружение: натыкаясь на какой-то элемент, совсем второстепенный, глаз умилялся — ой, у меня был такой сервиз, у нас были такие ложки, папа носил такое пальто, у бабули до сих эти часы с тикающими глазами, а на даче висит этот красный ковер с ромбиками! Мы получили эстетическое удовольствие. Для Тарантино 1 из 4 столбов «Однажды в Голливуде» — эстетическое удовольствие, мы его упускаем.

2. Культурные события — сюда можно отнести музыку, премьеры, постеры, плакаты, книги и — конечно-же — фильмы того времени. Тарантино акцентировал, что заложено здесь, откуда он черпал вдохновение и с каким трепетом он вписывал это в свою историю. Я хотел быть дофига-умным-эстетом-ценителем и открыл список тех картин, которыми упоминал Тарантино, но не смог заставить себя их посмотреть. Для нас эти фильмы совсем далекие, для Тарантино и его публики — это некие, если и не «Приключения Шурика» или «Джентельмены удачи», то точно «Покровские ворота» и «Берегись автомобиля» — то, что не совсем гигантское для публики, но известное для их культуры, которое к нам так и не пришло.

3. Классический минус — это дубляж. При Тарантино дубляж — гигантский минус, так как фраза «тарантиновские диалоги» используется всеми, кто даже никогда не видел его кино. И диалог Ди Каприо и миленькой Джулии Баттерз для нас просто остается голосом дубляжа.

4. И финальный твист — это предвкушение развязки. То, кто такая Шэрон Тейт, что за молодые девчонки Чарли Мэнсона, почему эти хиппи так себя ведут, зачем вообще они здесь, что случилось и все в этом духе совсем остается в стороне, оно и ясно. Но это событие можно сравнить с любым убийством/смертью известного актера/музыканта у нас — зная базу, на чем построен фильм, вы ожидаете финальной развязки по канонам, по «истории», но финал оказывается противоположно другим — и все ваши переживания и ожидания делают еще один кувырок, отталкиваясь от первоначального. Если не знать и эту часть, упускаешь сразу два твиста — и ожидания, и итога. Перед походом в кино я почитал «Как это смотреть: Великолепная отсылка: Из чего собран «Однажды в… Голливуде» на Кинопоиске и благодаря этому намного лучше воспринимал сюжет.

В полной мере тяжело оценить фильм, когда главные элементы американской культуры упущены. Тем не менее, если чуть-чуть изучить историю, вы получите куда больше удовольствия. Ну а актерская игра, операторская работа, звук, крупные кадры и юмор здесь на взрослом и высоком уровне, как и всегда.

8 из 10

Свернуть
16 августа 2019

1969 год, Лос-Анджелес. Актер Рик Далтон, бывшая звезда 50-х, так и не смог занять достойную нишу в кино и теперь впадает в экзистенциальный кризис, поскольку всё, что ему светит на данный момент — съ...

Развернуть

1969 год, Лос-Анджелес. Актер Рик Далтон, бывшая звезда 50-х, так и не смог занять достойную нишу в кино и теперь впадает в экзистенциальный кризис, поскольку всё, что ему светит на данный момент — съемки в спагетти-вестернах. Много верных друзей он не завел и таковым является только его шофёр и дублёр Клифф Бут. Вокруг них стремительно кипит жизнь, загораются новые звезды, а улицы наводняют хиппи. Но приближается август 1969-го и, поскольку в картине есть персонаж по имени Шерон Тейт, знающий зритель уже понимает: беззаботные девицы в обрезанных джинсах, торгующие травкой и проповедующие свободную любовь — знак неминуемо надвигающейся беды.

Относительно последнего фильма Квентина Тарантино уже написано немало статей и многие из них старались максимально обходиться без спойлерства, чтобы не испортить впечатление от просмотра. В данном случае тоже приходится изъясняться общими фразами, хотя свои впечатления о картине ну очень хочется описать в развернутой форме. То, что «Однажды…» является киноманской работой, говорить излишне — синефильская подкованность при просмотре если и не является таким уж стопроцентным условием, но для полной осведомленности о происходящем будет не лишней. Сам сценарий, выписанный обманчиво фрагментарным, мозаичным способом, охватывает кучу тем — от проблем актерской несостоятельности и творческой нереализованности, надменного отношения голливудских звезд к европейской продукции, тяготах жизни дублеров, как «бойцов невидимого фронта» до настоящей дружбы и ожиданий огромных возможностей, обещаемых Голливудом.

Все это рассказывается с максимально атмосферным колоритом и любовно воссозданным духом эпохи, ловко, остроумно, с прихотливой сменой настроений и даже жанровой принадлежности, когда посреди сатиры, ностальгической драмы и разговорной комедии внезапно вклинивается самый настоящий триллер (отличная сцена с визитом Клиффа на ранчо «Семьи» Чарльза Мэнсона — ждем волны интернет-мемов «колесо мне меняй»). Каст-лист ожидаемо напичкан звездами под завязку, как действующими, так и подзабытыми; помимо ведущих актеров (блистательный дуэт Леонардо Ди Каприо и Брэда Питта, шикарно работающих и вместе, и по отдельности) в кадре попадаются Аль Пачино, Курт Расселл, Майкл Мэдсен, Дакота Фэннинг, Брюс Дерн и покойный ныне Люк Перри. Весь этот паззл окончательно укладывается в самом финале, который многие сочли неуместным, как, например, Эммануэль Сенье, которая устроила скандал, обвинив в Тарантино в осквернении памяти погибшей супруги её мужа Романа Полански и манипуляции трагедией.

На этом моменте хочется остановиться немного поподробнее, хотя сделать это без спойлеров будет непросто. Очень странно, что госпожа Сенье и иже с ней не разглядели, что финальная сцена, особенно, когда знаешь печальную историю Тейт, не только звучит очень горько, но и работает на главную идею фильма, когда Тарантино показывает, как легко магия кино может переплетаться с реальностью и заставить нас поверить в преподносимую им истину. Режиссер предлагает всему миру запомнить Шерон веселой, беззаботной танцующей девчонкой, лишенной звездных замашек, готовой запросто прийти в кино и вместе со всеми смеяться над картиной с собственным участием, когда перед ней раскрывалось безграничное пространство будущих возможностей (удивительно светлая, воздушная и сияющая Марго Робби). Ни о каком осквернении памяти речь и не идет — напротив, Тарантино явно показывает, что он готов сделать всё от себя зависящее, используя те самые волшебные чары кинематографа, лишь бы повлиять на трагические события прошедших дней. И именно здесь начинает звучать очень печальная нота, когда кино может стать жизнью, но реальная жизнь лишена кинематографической пластичности и в ней порой ничего не изменить и не исправить, даже если до слез хочется, чтобы всё сложилось иначе.

10 из 10

Свернуть

Расписание